Токены Революции

  • 09 октября 2015 10:18:10
  • Отзывы : 0
  • Просмотров: 5199
  • 0

Пропагандистские монеты Томаса Спенса и его современников

В определенные исторические моменты Британии официальный выпуск мелкой монеты был довольно скуден, поэтому в обращение были выпущены неофициальные монеты. Это было обусловлено низким номиналом монет, которые при этом требовали значительных расходов по производству и которые не были необходимы для собственных нужд государства. Однако для простого человека отсутствие мелких номиналов было большой проблемой. К примеру если он получал 15 серебряных шиллингов в неделю, и желал купить хлеб за полтора пенни, у него на руках были монеты слишком крупного номинала и лавочник не мог сдать сдачу. Дефицит мелкой разменной монеты был во времена Английской гражданской войны, Французской революции и Наполеоновских войн. В данные периоды было выпущено большое количество неофициальных монет мелких номиналов, которые в настоящее время являются предметом исследования историков и коллекционеров.

Медный токен Томаса Эвина, Кембридж, 1668 г.

Токены 18 века

Благодаря развитию медной промышленности в восемнадцатом веке металл стал более доступным и дешевым, а новые технологии чеканки широко известного Soho Mint Мэтью Болтона, позволяли чеканить большее количество монет с наименьшими трудозатратами. В то же время было большое количество талантливых граверов для производства штемпелей. Всё это способствовало широкому распространению самых разных штемпелей для производства токенов, многие из которых представляют собой настоящие произведения искусства, что и обуславливает большое количество коллекционеров токенов по всему миру. И хотя проблемы с выпуском мелкой монеты после 1792 года по большей части прекратились, большое количество токенов продолжали выпускаться для таких энтузиастов в виде коммерческих монет.

Полпенни выпущенный Доддом, Лондон, 1785 г.

Поскольку такие токены должны были гарантировать возможность обмена на официальные деньги, по крайней мере в теории, на них наносились имена своих эмитентов. Некоторые из них, например как господин Додд выше, были не в состоянии противостоять искушению, чтобы не изобразить себя в королевском стиле, на манер настоящих монет Британии. Другие, видя возможности переходящих из рук в руки средств оплаты, рекламировали свои товары и мануфактуры более сложными способами:
Лицевая сторона полпенни Басиля Бурчелля, лондонского фармацевта, конец 18 века

Оборотная сторона полпенни Келли Саддлери, Лондон, конец 18 века


Лицевая сторона полпенни выпущенного Ниблоком из Бристоля, 1795 г. Иллюстрируется диалог: 
“Я хочу, совершить выгодные сделки” (I want to buy some cheap bargains) 
“Тогда идите к Ниблоку на Бридж Стрит” (Then go to Niblock's, Bridge Street)

Шоумены и зрелища
Последователями ярких и красноречивых посланий, которые могут быть переданы в карманах людей в виде символической рекламы были владельцы театров и цирков. Крупнейшая серия была выпущена Гилбертом Пидкоком, собственником зверинца Пидкок на Стрэнд.
Лицевая сторона полпенни рекламирует зверинец Пидкока, гравер Джеймс(C. James), выпущен Уильямом Латвичем для Гилберта Пидкока, 1795 г. 

Пидкок был не единственным, кто рекламировал подобные развлечения.
Лицевая сторона полпенни рекламирует театр Люсеум на Стрэнд, гравер Роджер Диксон,  выпущен Уильямом Латвичем

Оборотная сторона полпенни, гравер Бенджамин Якобс, выпущен Петером Скидмором для неизвестного заказчика

Токены для коллекционеров
В частности в Лондоне, где из-за плотности населения был большой рынок сбыта, токены сами служили в качестве товара, представляя собой предметы художественного или исторического интереса для большого числа коллекционеров того времени, которые появились с выпуском этих неофициальных денег. Зачастую это было явно указано.
Оборотная сторона полпенни выпущенного Флитвиком для Джона Скидмора в 1797 году, надпись гласит: “Посвящается коллекционерам Медалей и Монет”

Самыми известными производителями токенов для коллекционеров являются Петер Кемпсон из Кемпсона, Киндон из Бирмингема и Джон Скидмор из Лондона. Кемпсон и Скидмор выпустили множество токенов с изображениями известной старинной архитектуры, в особенности лондонской, при этом многие постройки остаются узнаваемыми даже в наши дни.

Лицевая сторона полпенни с изображением особняка Мэншн-хауз в Лондоне, изготовлен Томасом Вайоном, выпущен для Петера Кемпсона, конец 18 века

Лицевая сторона полпенни из серии архитектуры Джона Скидмора, гравер Бенджамин Якобс, конец 18 века

Оборотная сторона полпенни изображает церковь Святого Павла в Ковент-Гарден после пожара в 1795 году, гравер Джеймс для Джона Скидмора

Однако коммерческие и художественные изображения это не единственное, что могло быть передано с помощью токенов.

Политические токены
Другие эмитенты обращались к общественности с насущными военными проблемами, патриотическими лозунгами и необходимости быть верными королю. Также были выпуски, изображающие осажденную французскую королевскую семью Людовика XVI и Марию Антуанетту.
Оборотная сторона полпенни, прославляющий Принца и Принцессу Уэльских. Гравер Томас Вайон для Петера Кемпсона, конец 18 века

Оборотная сторона полпенни с легендой: “Бойся Бога и почитай Короля”, выпущен Уильямом Уильямсоном, Лондон, 1795 г.

Оборотная сторона полпенни, изображающая короля Людовика XVI и его супругу Марию Антуанетту, выпущен Питером Скидмором, 1795 г., 

Оборотная сторона полпенни, производитель неизвестен

Революция и реформы на Английских Токенах
Англия избежала революции по образу Америки и Франции, но общий язык и морские пути между ними и их новыми правительствами означало, что мышление и аргументы революционеров за границей были схожими и в самой Англии. Особенно заметно выделяется текст, призывающий если не к революции, то по крайней мере в качестве реформы под названием “Права Человека”(The Rights of Man), опубликованные Томасом Пейном в 1791 году, которые защищали права граждан выступать против несправедливой власти, а также призывал к написанию Конституции и прогрессивного подоходного налога, направленного на предотвращение появления наследственных аристократов. Публикации Пейна привели его к суду за подстрекательство к мятежу, но ему удалось избежать казни сбежав во Францию. 

Портрет Томаса Пейна

Суды за крамолу в конце восемнадцатого века в Англии не были редкостью, и страна не была безопасным местом для выступления против действующего правительства. Однако те, кто по прежнему выражали свое несогласие, делали это не только в печатных работах, но и в металле.
Возможности свободного производства токенов для коллекционеров или коммерческого использования, являлись практически не подконтрольными для государства, и были очевидны для тех, кто желал распространять пропаганду против государства, и хотя граверы и производители с радостью принимали заказы от таких лиц, при необходимости они могли приобретать необходимые механизмы для производства токенов без посторонней помощи. Объединения инакомыслящих, которые были слишком заметными, или те кто желал отпраздновать одну из немногих побед против статуса-кво, часто прибегали к этой форме пропаганды на медных токенах.
Полпенни выпущенный Лондонским Корреспондентским Обществом, изображающий басню о пучке хвороста (The Bundle of Sticks), 1795 г.

Оборотная сторона полпенни выпущенного булочником Деннисом из Лондона, 1794 г.

Опасность и изоляция инакомыслящего товарищества приводили к мрачному юмору, что делало эти токены достаточно остроумными, но часто сложными для понимания. Пример приведенный ниже имитирует коммерческие выпуски, которые гарантируют обмен токенов на официальные монеты из серебра по адресу производителя (Payable at the…), но в качества адреса на оборотной стороне изображена тюрьма Ньюгейт, в которую ранее были заключены четверо мужчин за подстрекательство к мятежу.
Лицевая и оборотная сторона полпенни выпущенного Питером Кемпсоном с перечислением заключенных Генри Симондса, Уильяма Винтерботама, Джеймса Риджуэя и Дэвида Хольта, гравер Томас Вайон, 1795 г.

Подтекст данного токена основывается на предположении, что все кому случится получить токен, смогут узнать имена заключенных. Это само по себе свидетельствует о том, что деяния революционеров были предметом общественного отчета в Лондоне. Двое мужчин по имени Генри Симондс и Джеймс Риджуэй были заключены в тюрьму за публикацию книги Пейна. Гравюра приведенная ниже, созданная из жизни Ричарда Ньютона во время пребывания в Ньюгейте, показывает, что если было бы достаточно свободного места на токене, можно было бы добавить имена многих других радикалов. Условия содержания могут показаться комфортными, но двое изображенных на гравюре мужчин умерли, и еще два заболели тифом в течении года. Симондс и Риджуэй изображены на гравюре сидящими на стульях в правой части на переднем плане.
Soulagement en Prison или Комфорт в Тюрьме, гравюра созданная Ричардом Ньютоном и опубликованная 20 августа 1973 года.

Конечно не все кто участвовал в публикации революционной литературы отправлялся в тюрьму, существовали также инициативные адвокаты-единомышленники для защиты радикалов. По заказу двух таких адвокатов - Томаса Эрскина и Викария Гиббса, для рекламы их собственных услуг был изготовлен токен, показанный ниже. На нем изображены два адвоката, каждый из которых держит в руках баннер: «Великая Хартия Вольностей» и «Билль о Правах». По большей части данный токен призван подчеркнуть мастерство защиты адвокатов, перечисляя на оборотной стороне имена тех, кого успешно удалось защитить от заключения.
Лицевая и оборотная сторона полпенни для адвокатов Томаса Эрскина и Викария Гиббса, гравер Томас Вайон.

Однако были производители токенов, которые пошли еще дальше...

Томас Спенс
Бюст Томаса Спенса, изображенный на одном из своих полпенни, в ознаменование своего заключения за подстрекательство к мятежу в 1794 году

Самым активным производителем токенов с целью революционной пропаганды был Томас Спенс. Его радикализм был не таким, как у всех остальных радикалов. Родившись в Ньюкасле в 1750 году, к своим двадцати пяти годам он уже был политически активным и разработал план земельной реформы, который предусматривал коммунализацию всей земельной собственности, отмену помещиков и арендной платы(выступил за отмену частной собственности на землю и передачу её церковным приходам для свободной сдачи в аренду прихожанам. Спенс считал возможным на этой основе создать новый социальный строй ‒ свободную ассоциацию самоуправляющихся общин). Он опубликовал его в 1775 году озаглавив “Земельная собственность: Право каждого, без потерь в политической моде” (Property in Land: Every One's Right but, losing nothing to political fashion), и переиздал в 1793 году под названием “Действительные права человека” (The Real Rights of Man). Несмотря на название он активно поддерживал работу Пейна, которую он продавал в своем лондонском магазине в 1794 (за что на некоторое время был посажен в тюрьму), и не теряя возможности ассоциировал себя с ‘другим Томасом’, но маловероятно чтобы Пейн со своими коммунистическими идеями согласился на такую аналогию.
Фрагмент из каталога описывающий первый токен Спенса, посвященный изданию его плана в 1775 году

На лицевой стороне фартинга ниже Спенс упомянут как один из трех Томасов, “Защитников Прав Человека”, другими двумя были Мор и Пейн. На оборотной стороне рекламирует еженедельные публикации Спенса под названием “Свиное Мясо” (Pig's Meat), название которого отсылает к “отбросам общества”(the swinish multitude) Эдмунда Бёрка.

Лицевая и оборотная сторона фартинга Томаса Спенса, 1796 год

Поначалу Спенс настороженно относился к возможностям пропаганды на токенах, а его первый выпуск в ознаменование публикации плана земельной реформы в 1775 году предшествовал появлению “токеномании” на несколько лет, в следствие чего данные токены довольно редки. Однако, после своего обоснования в Лондоне он обнаружил не только готовый рынок токенов, который в последствии оказался более эффективным чем продажа книг, но также начал плодотворное сотрудничество с гравером Джеймсом, готовность которого воплощать идеи Спенса, изображая их в своем живом и ярком бунтарском стиле, которые в результате намного опережали напыщенную прозу Спенса не только политически, но и ярче отражали его чувства негодования и возмущения сложившейся обстановкой в стране. Результатом стало своего рода бессмертие, которого Спенс, возможно, не мог даже и пожелать, по сравнению со сравнительной безвестностью его письменных публикаций, и в одном из собственных каталогов приводит вероятные ожидания:
«...одни из них в следствие своего глубокого смысла, другие в следствие мастерства изготовления, и все за счет своего большого разнообразия, будут привлекать внимание к себе спустя много лет.»
Оборотная сторона полпенни Томаса Спенса, конец 18 века

Лицевая сторона полпенни Томаса Спенса, 1975 год

На одних из своих самых успешных изображений на токенах приведенных выше, Спенс показывает откровенный идеализм в сочетании с тяжелой иронией о несправедливости нынешнего дня. На токене с круговой легендой “Конец Угнетения”(The End of Oppression) изображены революционеры у костра с горящими земельными хартиями, на другом изображен гражданин, схваченный вербовщиком для военно-морской службы и круговая легенда: “Отражение Британской Свободы”(British Liberty Displayed).

Утопия Спенса
Как и следовало ожидать от его планомерного возвращения к идеям примитивного содружества, мысли Спенса о правах человека вытекают из идеи, что в естественных условиях человек мог использовать землю так, как ему угодно, и никто не претендовал бы на эти владения. В арендной плате и налогах Спенс видел аморальное бремя пережитков прошлого на неотъемлемую свободу, и акцентировал внимание на этих вопросах с помощью токенов, иногда перегружая дизайн своей собственной риторикой. На приведенном ниже токене изображен осел груженый двумя наборами корзин, нижняя пара корзин обозначена как “Арендные платы”(Rents), верхняя “Налоги”(Tax’s), а круговая легенда которая гласит: “Я был ослом перенося первую пару”(I was an Ass to Bear the First Pair). 
На следующем токене изображен американский индеец с луком и томагавком, а круговая легенда гласит: “Если я однажды соглашусь платить арендную плату, моя свобода останется далеко в прошлом”(If rents I once consent to pay, my liberty is past away).

Оборотная сторона полпенни Томаса Спенса, конец 18 века

Изображения двух этих токенов отсылают к работам, опубликованным Спенсом в 1796 году и цитируют их отдельные ключевые моменты.
Аналогичные утопичные взгляды явно показаны на двух следующих токенах. На фартинге ниже, на котором изображены Адам и Ева в Эдемском саду, круговая легенда гласит: “Не Бог поставил человека над человеком” (Man over Man Made He not Lord).
Лицевая сторона фартинга Томаса Спенса, конец 18 века

На полпенни ниже изображен пастух, отдыхающий на фоне великолепного пейзажа английской сельской местности, за искусно выгравированное изображение которого  Джеймс получил самые высокие хвалебные отзывы.

Оборотная сторона полпенни Томаса Спенса, конец 18 века

Многие токены Спенс создал опираясь на противопоставления, такие как противоположность лицевой и оборотной стороны, а также изображений или легенд, приём, который предоставил его резкому сатирическому остроумию полный простор. На следующем токене показывается вечная борьба между кошками и собаками, где Спенс занимал сторону кошек... На аверсе изображена собака с поднятой в просьбе лапой, а круговая легенда гласит: “Большая признательность приводит к рабству”(Much Gratitude Brings Servitude), тогда как на реверсе с изображенной кошкой противоположная легенда: “Я среди рабов наслаждаюсь своей свободой”(I Among Slaves Enjoy My Freedom).
Аверс и реверс полпенни Томаса Спенса, 1796 год

В некоторых случаях Спенс и Джеймс избегали тонкостей, используя силу изображений и легенд. Опять же, мастерство Джеймса претворяло в жизнь самые смелые воображения, что выделяет эти токены лучше чем подлинные настроения Спенса.
Пара лицевых сторон разных токенов Томаса Спенса, конец 18 века

На токене слева изображен сидящий в тюрьме истощенный человек, грызущий кость и круговая легенда: “До Революции”(Before the Revolution), которая контрастирует с токеном справа, изображающем троих танцующих мужчин и еще одним, который обильно обедает за столом под деревом, с круговой легендой гласящей: “После революции”(After the Revolution).
При всем своем революционном пыле, по большей части Спенс был патриотом. Он хотел изменить Англию почти полностью, но при этом был уверен что англичане более обеспеченные и свободные чем французы. Следующая пара токенов четко иллюстрирует его отношение к этому вопросу. Ясность, с которой он иногда показывал чью сторону он занимал в войне, возможно спасла его от судебного разбирательства. В этом, как и во многом другом, ясно видна разница между Спенсом и Пейном.
Лицевые стороны двух полпенни Томаса Спенса, конец 18 века

Первый токен изображает упитанного человека за прекрасным обедом с круговой легендой: “Английское рабство”(English Slavery), а второй - худого человека в шляпе грызущим кости на сложенном одеяле перед решеткой с круговой легендой: “Французская свобода”(French Liberty).
Однако, решимость Спенса к проведению реформ, так же как и его претензии на равенство с Пейном, иногда перерастала в подлинную ненависть, противопоставленную выпускаемыми токенами оппонентов...


Оборотная сторона медного полпенни Томаса Спенса, 1795 г.

Лицевая сторона медного полпенни Томаса Спенса, конец 18 века

С помощью токенов приведенных выше ненависть Спенса к несправедливости и власти в некоторой степени “переполнила чашу”. Хотя послание не достаточно явно, на первом токене в верхней части Дерева Свободы, традиционного символа свободы, Фригийский Колпак (Liberty Cap) заменен на изображение головы премьер-министра Уильяма Питта-младшего(William Pitt the Younger), которую Спенс описывает как “голову защитника человеческих свобод”(the head of the protector of men's liberties), возможно он и сам понимает что это пропаганда насилия, если ясно дал понять что готов пойти дальше, чем это могли позволить власти. Точно так же, хотя это не подтверждено никакой легендой, готовая к работе гильотина как бы предостерегает любителей свободы с предыдущего токена.

Консервативные токены
Конечно же у революционеров были оппоненты, которые противостояли им, также прибегая к пропаганде на токенах, как это делал Спенс и его сообщники. Некоторые выпуски токенов адресуют к главным вопросам изменения политического строя, например делая твердые и решительные заявления об организации государства, используя силу визуализации почти так же выразительно как это делали Спенс и Джеймс.
Лицевая сторона полпенни, конец 18 века, гравер Роджер Диксон, производитель Уильям Лютвич

Лицевая сторона полпенни Уильама Уильямса, 1795 г.

На первом токене изображены три силы Англии: Король, Лорды, Народ, составляющие нерушимый треугольник, в центре которого изображена Конституция. Следует отметить, хотя это и выглядит более консервативно по сравнению со Спенсом, написание конституции было общей целью реформаторов. Неизвестный эмитент здесь говорит, что для объединения трех сословий достаточно конституции, или что все три сословия должны стать одним? Возможно данная двусмысленность была сделана преднамеренно, чтобы продать токен как можно большему количеству людей, независимо от их мнения. Уильям Уильямс, эмитент второго токена, был менее двусмысленным, использовав герб Принца Уэльского в качестве основного элемента композиции, но даже здесь приведена библейская легенда: “Кесарю кесарево, а Богу Богово” (Render unto Cæsar the things that are Cæsar's), говорящая что есть вещи за пределами гражданских обязательств, которые власть не имеет права требовать.
Лицевая и оборотная стороы полпенни гравера Уильяма Мейнваринга, 1794 г.

На следующем токене использована достаточно глубокомысленная композиция. На аверсе в качестве основы взята концептуальная карта Франции, в центре изображена ЧЕСТЬ истоптанная ногой, перевернутый ТРОН, СЛАВА  уничтоженная перекрестной штриховкой и РЕЛИГИЯ разбитая в дребезги, из слова ФРАНЦИЯ волнистыми линиями течет кровь, а в каждом углу горит огонь и вся эта композиция находится в окружении кинжалов. Нравоучительная легенда на оборотной стороне гласит: “Может ли Великобритания навсегда остаться другой стороной” (May Great Britain ever remain the reverse) - игра слов в центре изображения противопоставлена другой стороне токена. Хотя такие намеки могут показаться слишком сложными, Уильям Мейнваригн поразил метафорическим богатством своего изображения, которое использовалось в двадцати различных выпусках и трех различных металлах(правда из золота не выпускались). Эту популярность можно объяснить ужасом и страхом англичан, фундаментом которых послужили новости из Франции, где Революция достигла своих заключительных и самых кровавых стадий.

Атаки на Спенса
Из-за своей откровенности, как текстовой, так и визуальной, а также, без сомнения, из-за своего неоспоримого самомнения, Спенс и его идеи были особой мишенью для других производителей токенов, чьи взгляды на систему власти были более консервативны. Хотя Спенс и Джеймс изготавливали штемпели для чеканки своих токенов, их оппоненты были в состоянии получить выгоду из этого, так как штемпели оставались в собственности производителей и могли использоваться в дальнейшем кем угодно. Это дало противникам идей Спенса прекрасную возможность для насмешек над ним, используя дизайн его собственных токенов.
Лицевая сторона полпенни, выпущенного от имени Джеймса Спенса, конец 18 века.

На токене выше показана ехидная шутка о скромном происхождения семьи Спенса, переделанный рисунок изображающий попрошайничество бывшего моряка(которым в самом деле был брат Спенса), теперь с новой легендой: “Дж. Спенс, продавец помоев, Ньюкасл” (J. Spence Slop-Seller Newcastle). Менее безобидным является токен ниже, на котором по мотиву токена Спенса о “Трех Томасах”, где упоминались три защитника по правам человека, три человека изображены висящими на виселице, которых высмеивает измененная легенда Спенса: “Известные защитники прав человека”(Noted Advocates of the Rights of Man).

Оборотная сторона полпенни гравера Томаса Вайона (Thomas Wyon), 1796 г.

Столь же неприятные насмешки над работами Спенса изображены на фартинге, приведенном ниже. На лицевой стороне изображен повешенный на виселице и круговая легенда, которая гласит: “Конец страданиям” (End of Pain), двусмысленно намекающая на пожелание подобного конца для одноименного радикала, третьего Томаса(имеется ввиду Томас Пейн), поскольку его работа, а также План Спенса под его вторым популистским названием, высмеиваются на оборотной стороне фартинга, где изображена раскрытая книга, озаглавленная: “Заблуждения человека”(The Wrongs of Man) и указана дата казни короля Франции Людовика XVI.
Лицевая и оборотная стороны фартинга неизвестного производителя, 1793 г.

Выпуски подобных токенов, возможно, являются злонамеренными ответами Спенсу в карманах и разговорах.

Социально-сознательная валюта
Поскольку консервативное мнение позволит немного поговорить о нём, проблемы, на которые обращали внимание Спенс и другие протестующие не прекращали своё существование. Некоторые комментарии по этим вопросам в веде токенов были заимствованы в тактике Спенса, в частности в сочетании контрастирующих друг с другом по смыслу изображений лицевой и оборотной сторон. Токен ниже обыгрывает данный прием, высказывая мнение о попавших в неприятную жизненную ситуацию уволенных после верной службы Королевскому флоту моряков таким образом, что Спенс бы остался доволен. На лицевой стороне изображен герой-моряк Том Тэкл, размахивающий саблей с патриотическим пылом и легендой в нижней части, которая гласит: “За Короля и Отечество”; на оборотной стороне бывший моряк изображен с просящим милостыню с протянутой рукой, на деревянном протезе, опирающийся на две палки, а легенда внизу гласит: “Отслужил своей стране”.

Аверс и реверс полпенни неизвестного производителя, конец 18 века

Пожалуй самый известный социальный токен всего периода, чьи образы были настолько мощно использованы Уильямом Уилберсом, показан ниже, известный в многочисленных вариантах и свидетельствующий о несправедливости рабства. На лицевой стороне на коленях негр вопрошает: “Разве я не человек и брат?” (Am I not a man and a brother?), в то время как на оборотной стороне соединенные в рукопожатии руки  помещены внутрь девиза: “Пусть рабство и угнетение прекратятся по всему миру”(May slavery and oppression cease throughout the world). Этот выпуск вероятно был произведен в Дублине.

Лицевая и оборотная сторона полпенни выпущенного Обществом по борьбе с работорговлей.


Последнее слово Спенса

В той мере, насколько это было возможно в тихой среде подполья, Спенс несомненно был очень громогласным и самоуверенным, зарабатывая на жизнь готовностью людей покупать токены, печатные издания и брошюры, исповедующие революционные идеалы. Он не побоялся попробовать проехаться на фалдах других более известных, успешных и уважаемых радикалов, и для всех этих вещей его противники пытались опровергнуть его притязания. С другой стороны, несомненно он был движим чувством справедливости в обществе, несовершенство которого он ясно чувствовал и мог мощно выразить с использованием художественных образов, возможно даже ярче чем в печатных изданиях(хотя его способность к лозунгам может быть предметом зависти многих современных маркетинговых отделов). Большую часть жизни он провел в бедности из-за неустанной борьбы за своё дело, и хотя он создал хороший капитал из своих нескольких месяцев в заключении в тюрьме Ньюгейт, это не должно уменьшать тот факт, что он был действительным политическим заключенным.

Расмотрим еще два токена, которые показывают, что он подозревал о своем значении в политическом брожении Лондона, но также защищал свою радикальную деятельность, как подлинную стратегию для того, чтобы покончить с несправедлиовстью и притеснением. 

Оборотная сторона полпенни Томаса Спенса, 1795 г.

На первом токене изображен лев, представляющий тиранию, которого преследует громкий крик петуха, усаживающегося на его задней части,  что согласуется со Спенсом и его противниками, хотя, возможно, не с легендой: “Пусть тираны трепещут от крика Свободы”(Let Tyrants Tremble at the crow of Liberty).

На последнем токене изображена еще одна из невероятных пасторальных сцен Джеймса, использующая скромную улитку, к которой Спенс добавил вызывающую легенду: “Улитка может выпустить свои рожки”(A Snail May Put His Horns Out). Даже сегодня, различные проявления протеста могут найти какие-то чувства товарищества в этом скромном выражении силы.

Оборотная сторона полпенни Томаса Спенса, конец 18 века.


Дополнительные материалы

Токены Спенса были каталогизированы нумизматами Ричардом Далтоном и Самуилом Генри Хамером, авторами наиболее полного каталога по токенам 18 века. Информация, изначально являющаяся частью большого каталога, недавно была переработана и перепечатана в одном томе:  R. Dalton & S. H. Hamer, The Provincial Token-Coinage of the 18th Century Illustrated, rev. Allan Davisson (Cold Spring: Davisson's 1990). Еще одна актуальная книга: P. & B. R. Withers, The Token Book: 17th 18th & 19th Century Tokens and their Values (Llanfyllin: Galata 2010), но в нем проиллюстрированы только некоторые экземпляры. Подробная информация о производстве и рынке токенов может быть найдена в книге Richard Doty, The Soho Mint and the Industrialization of Money (London: British Numismatic Society 1998), или в двух статьях 2003 года: Peter Mathias, "Official and Unofficial Money in the Eighteenth Century: the evolving uses of money. The Howard Linecar Memorial Lecture 2003" в Британском нумизматическом журнале Vol. 73 (London: BNS 2003), pp. 69-83, и David Dykes, "Some Reflections on Provincial Coinage, 1787-1797", ibid. pp. 160-74. Про Спенса ничего существенного не рассказано, однако Дайкс называет его “безрассудный радикал”. Детальное изучение штемпелей Спенса и обсуждения других штемпелей, которые могли бы быть его, а также обширные цитаты из его произведений, на которых основывались сюжеты токенов, отражены в статье R. H. Thompson, "The Dies of Thomas Spence (1750-1814)", British Numismatic Journal Vol. 38 (London: BNS 1969), pp. 126-162, и "The Dies of Thomas Spence (1750-1814): Additions and Corrections", ibid. Vol. 40 (1971), pp. 136-138.

Хорошее введение в политику и общество Англии 18 века может быть найдено в книге Roy Porter, English Society in the Eighteenth Century (London: Penguin 2nd edn. 2001). Откровения политических партий левого крыла на тему революционного патриотизма можно найти в статье Hugh Cunningham, "The Language of Patriotism, 1750-1914" in History Workshop Journal Vol. 12 (Oxford: OUP 1981), pp. 8-33.

Самая важная работа Спенса - "The Real Rights of Man" опубликованная в журнале Pig's Meat No. 3 (London: 'The Hive of Liberty' 1795), pp. 220-229, была переиздана в M. Beer (ed.), The Pioneers of Land Reform: Thomas Spence, William Ogilvie, Thomas Paine (New York: Alfred A. Knopf 1920), а  также в H. T. Dickinson (ed.), The Political Works of Thomas Spence (Newcastle: Avero 1982); большинство указанных книг и статей могут быть найдены в онлайн-библиотеках. 

Музей Фицуильяма, Кембридж
Перевел Филимонов Андрей  aka FAUst 

 
 
Метки: Статьи