Статьи

Потешные выборы мэра Гаррэт

В XVIII веке в небольшой деревушке вблизи Лондона возник малоизвестный факт политического бурлеска, который был настолько оценён британской публикой, что собиралось более 80 000 человек, чтобы принять в нём участие и насладиться всеобщим весельем.

"An accurate map of the county of Surrey," by Emanuel Bowen c.1750
Фрагмент карты “An accurate map of the county of Surrey,” by Emanuel Bowen c.1750

Во времена королевы Елизаветы I на этом месте было одно поместье, принадлежавшее лорду Берли. В 1664 году оно перешло в руки семьи Бродерик и оставалось в их владении до тех пор, пока не было снесено около 1700 года. Большая часть земли была сдана в аренду под сады, а также было построено около двадцати домов, в которых проживали старые работники поместья. В результате была образована деревушка Гаррэт, которую описывали как незначительную грязную деревню в округе Уондсворт.

В середине XVIII века на общинные владения деревушки Гаррэт, насчитывающей к тому времени около пятидесяти домов, было совершено посягательство со стороны соседних Уондсворта и Тутинга. Жители деревни организовали конклав, избрали мэра и оказали сопротивление, отстояв свои права. Поскольку это произошло во время проведения парламентских выборов, было решено, что их мэр должен переизбираться одновременно с выборами в парламент. Таким образом, когда по всей стране разгорались политические страсти, они были пародированы выборами мэра Гаррэт. Местные трактирщики и владельцы пабов оказывали всяческое содействие мероприятию, извлекая впоследствии выгоду от большого количества приехавших поглазеть людей. Однажды, когда в пабах закончилось всё пиво, вода продавалась по два пенса за стакан! В качестве кандидатов в мэры выбирались самые причудливые и остроумные персонажи со всей округи, и вся атрибутика реальных парламентских выборов пародировалась в этом мероприятии. Кульминация популярности наступила в 1761 году, когда британский драматург Сэмюэль Фут посетил мероприятие, а вскоре после этого поставил в театре Хеймаркет комедию «Мэр Гаррэт», которая имела огромный успех и увековечила данное событие.

Первые сведения о выборах датированы 1747 годом, когда кандидатами в мэры были сквайр Блоумдаун и сквайр Габбинс под вымышленными титулами лодочника из Уондсворта Джона Уиллиса и владельца паба Габбинс Хэд на Блэк-Мэн стрит. Секретарь-регистратор из воображаемой мэрии назначил дату проведения выборов и каждый кандидат раздавал листовки, восхваляющие собственные заслуги и высмеивающие и оскорбляющие своего оппонента, имитируя политические листовки того времени.

В одной из листовок 1747 года нас уверяют, что «кандидат должен считать себя лишенным разума, мудрости, человечности и быть недостойным уважения людей здравомыслящих и правдивых, если он пренебрегает любой возможностью засвидетельствовать, насколько пылко его желание, чтобы быть избранным единогласно. Ибо если много пить, величественно возглавлять толпу, толкать красноречивые речи и ненасытно питаться – это заслуги достойные уважение добрых людей этой страны, и Гаррэт, я должен признаться, слишком жалкое место для такого достойного человека, ибо сама Зависть должна признать, что если вышеупомянутые качества имеют хоть какое-то значение, то всеобщий голос Великобритании померкнет перед его невиданными заслугами».

В выборах 1754 года принимали участие те же кандидаты. Габбинс заявлял, что он «очень ревностно относится к нынешнему Величеству Королю Георгу, церкви и государству» и вопрошал «где был сквайр Блоумдаун, когда принимались Еврейский Билль, Закон о Браке и Дорожные Акты? Что ещё хуже, Блоумдаун моет свою лодку по субботам, чтобы ему не пришлось просыпаться рано утром в понедельник перед началом прилива!»
В ответ на это друзья атакуемой партии в лице «подавляющего большинства наиболее солидных и состоятельных фригольдеров, выборщиков древнего района Гаррэт, ответили, что им не стыдно, а тем более не страшно публично заявить, что Блоумдаун – это гордость и слава наших умов, и что мы будем оказывать ему всестороннюю поддержку до последнего.
N.B.: Эксвайр угощает своих друзей в день выборов во всех домах Уондсворта, что будет изысканно и щедро, без каких-либо дополнительных расходов, кроме тех, что каждый платит за то, что он требует».

Выборы 20 мая 1761 года были ознаменованы как количеством кандидатов, так и всесторонней помощью их друзей. Всего было выдвинуто девять кандидатов, и говорят, что Сэмюэль Фут, заплатил девять гиней за комнату напротив церкви Уондсворта, чтобы он и его друзья Гаррик и Уилкс могли посмотреть процедуру выборов с хорошего ракурса. В числе кандидатов были сапожник из Уондсворта Джо Гардинер, приходской могильщик под именем лорда Тванкума, сапожник в роли лорда Лэпстона, эсквайр Китт Нойзи, лодочник Кристофер Бичем, лорды Ведж и Паксфорд, сэр Джон Крамбо и Бо Сильвестр. Претензии последнего были решительно поддержаны избирателями, так как он высказывался против введения дополнительного налога на пиво, а также выпустил длинное и громкое обращение: «Я отдал необходимые распоряжения об открытии множества трактиров по всем избирательным округам для приёма моих друзей и знакомых, желая в то же время, чтобы они исправно оплачивали всё что требуют и не злоупотребляли, поскольку это может поставить под угрозу их здоровье и нанести ущерб моему избранию». Затем он ссылается на своих коллег-кандидатов, воздавая высшую похвалу лорду Лэпстону, чья способность пить, как он думает, принесёт огромный доход его стране, если тому удастся прожить долгую жизнь. Ниже приводится ещё одна выдержка из его речей: «Благодаря моим непорочным и всеобщим связям ваша свобода и торговля распространится на Антиподы, и я прикажу, чтобы неизведанные регионы были встревожены вашей славой; в вашем районе я воздвигну несуществующий дом для торговли вашими деревянными люльками, а в ваших пригородах посажу воображаемую рощу для ваших личных делишек. Моя неведомая удача всегда будет готова прийти к вам на помощь, мой бесполезный меч обнажен и я щедро пролью свою испорченную кровь защищая вас».

В 1763 году один из кандидатов сэр Джон Крамбо заявлял: «Я приложу все силы для отмены последнего акта о сидре, чтобы вы снова пили крепкое пиво по три пенса за кварту!»

В 1768 году в мэры было выдвинуто семь кандидатов, среди которых самым популярным был производитель бриджей из Уондсворта Джеймс Андресон.

Выборы 1775 года были объявлены мэром Ричардом Пэнном, который будучи заместителем рейнджера Уондсворта и суперинтендантом гравийных карьеров, рекомендовал сэра Уильяма Блейза, назвавшегося племянником покойного лорда Тванкума, заявляющего о своей службе в ополчении Суррея четырнадцать лет назад и снискавшего таким образом восхищение всей страны.

Jefferey Dunstan. Mayor of Garratt. Engraved by R.Page.
Jeffery Dunstan. Mayor of Garratt. Engraved by R.Page.

На выборах 1781 года выдвинулось девять кандидатов, среди которых был странствующий торговец старыми париками Джеффри Данстан, который оказался самым популярным и трижды подряд избирался мэром. Он выступал в своём собственном доме и, будучи большим юмористом с запасом вульгарного остроумия, обладал гротескной внешностью. Он давно был известен в Лондоне по своей причудливой манере рекламировать товар и его гордостью было ходить без шляпы, носить рубашку и жилет, расстёгнутые до талии, падающие штаны и приспущенные чулки. Он имел обыкновение репетировать свои предвыборные речи в трактирах на Уайт Чапел, а его фигура изображалась на некоторых вывесках трактиров, а также на торговых токенах лондонских торговцев.

Middlesex Hall's Halfpenny D&H315c
Полпенни таксидермиста Томаса Холла c изображением Джеффри Данстана
Подробнее о токене по ссылке: Middlesex Hall’s Halfpenny D&H315c

В своих предвыборных речах Джеффри обещал оказывать содействие торговле и коммерции, установить прочный мир с Америкой, наказывать за дерзость и неблагодарность Францию, Испанию и Голландию и вернуть своей нации её древнюю славу. Он также заявлял о необходимости призвать к ответу государственных служащих на высоких постах, снизить налоги, сократить размеры парламента и разработать план по ликвидации государственного долга. В то же время он торжественно клялся, что не примет от правительства ни места, ни пенсии, ни титула, ни контракта и вообще никакого вознаграждения.

Sir Jeffery Dunstan Presenting an Address from the Corporation of Garrett, 1788. Royal Collection Trust.
Sir Jeffery Dunstan Presenting an Address from the Corporation of Garrett, 1788.
Royal Collection Trust.

На карикатуре Томаса Роулендсона (1757-1827) изображен несущий на плече булаву Джеффри, представляющий коронованному Уильяму Питту младшему обращение от жителей деревушки Гаррэт, от которого Питт приходит в явный восторг. Позади Питта стоит епископ Линкольна Джордж Претимэн. Шлейф пальто Данстана держит идиот с бутылкой джина на голове и радикальный публицист Джон Уилкс. За ними следует восхищенная толпа во главе с мэром Лондона Бруком Уотсоном на деревянной ноге.

Сохранилось три любопытных рисунка Валентина Грина, которые отражают основные черты великого предвыборного фарса.

The Garrat Election, Drawing by Valentine Green

Леди Блейз в барже на колёсах, запряженной лошадьми, проезжает через Уондсворт. От солнца её прикрывают огромным зонтом, а с другой стороны обмахивают веером. На её прическу, по крайней мере трёх футов в высоту, ушло несколько фунтов овечьей шерсти. На заднем плане изображены  главные гостиницы в начале Гаррэт-лейн “The Spread Eagle” (Парящий Орел) и “The Ram” (Баран). Многие люди в толпе также одеты в причудливые одежды и парики, изобилуют ссоры, драки, леса перед «Парящим Орлом» падают вместе с людьми. В правой части лысый мужчина без пальто с горшком в левой руке – это мытарь Сэм Хаус, которого на всех выборах прославляли за своё рвение в деле Фокса. Его никогда не видели в шляпе или пальто и знаменитый Джеймс Гиллрей любил изображать его на своих карикатурах.

The Garrat Election, Drawing by Valentine Green

На следующем рисунке сэр Джон Харпер обращается к своим избирателям с фаэтона, запряженного шестью лошадьми с конными форейторами, впереди которых идут всадники со швабрами и мётлами в руках. На его повозке надпись: «Харпер навсегда! Нет Вигам!» – возможный намёк на Джеффри Данстана. Харпер говорит речь напротив гостиницы, известной как “The Leathern Bottle” (Кожаная Бутылка), которая существует по сей день на Гаррэт-лейн.

The Garrat Election from a Drawing by Valentine Green
По мотивам предыдущего рисунка была выполнена гравюра The Garrat Election.
The Garrat Election, Drawing by Valentine Green

Сэр Уильям Соулхвост приехал на голосование на плетёной колеснице собственного изготовления. Сэра Кристофера Дэшвуда втащили в лодку с барабанами и флейтами, а рядом с ним сидел Мерри-Эндрю.

John Jones of Wandsworth
Единственное сохранившееся изображение Джона Джонса

Дорогу охраняла кавалерия Гаррэта, состоящая из сорока мальчиков различного возраста и роста, при этом самые маленькие из них сидели на самых крупных лошадях; ими командовал “Королевский Шталмейстер» старик Джон Джонс в карикатурном обмундировании с мечом длиной семь футов, сапогами до бёдер, снабженными огромными шпорами и верхом на самой большой повозке, которую только можно было раздобыть.

На следующих выборах в 1785 году смерть Джона Харпера оставила сэра  Джеффри Данстана без соперника, но в 1796 году он был смещён с должности сэром Гарри Димсдейлом, продавцом кексов и жестяной посуды, конкуренцию которому составлял Джордж Кук, торговец фруктами, овощами и устрицами, обвинявший Гарри во взяточничестве и коррупции.

Surrey Lambeth Halfpenny DH11
Полпенни c изображением Джорджа Кука.
Подробнее о токене по ссылке: Surrey Lambeth Halfpenny DH11

В честь Джорджа Кука даже выпустили токены, на которых утверждается, что именно он выиграл выборы мэра 1796 года, но избиратели Гаррэта его не признали.

Гарри Димсдейл был почти таким же деформированным как Джеффри, но отнюдь не таким великим юмористом. Больше всего Гарри обращал на себя внимание тем, что одевался в непропорциональный безвкусный судебный костюм с огромной треуголкой.

Middlesex Dimsdale Halfpenny D&H1009
Полпенни c изображением Гарри Димсдейла.
Подробнее о токене по ссылке: Middlesex Dimsdale Halfpenny D&H1009

Вот некоторые отрывки из его предвыборных речей 1807 года: «Джентльмены, я не патриот молока и воды, я не летнее насекомое, я всегда был борцом за права и привилегии моих избирателей. Настало время призвать на помощь людей, которые долгое время скрывались в безвестности, людей, чья добродетель и честность смогут проявить себя в этот ужасный кризис. Если какой-нибудь донкихотский кандидат окажется достаточно дерзким чтобы бросить мне вызов представлять интересы нашего древнего города, я не сомневаюсь, что благодаря вашим мужественным усилиям вы полностью победите моего противника. Я в очередной раз готов пожертвовать своим богатством, здоровьем и жизнью, защищая бесценные права и привилегии вашего благородного города. Ваш самый смиренный и покорный слуга сэр Гарри Димсдейл, из моей комнаты на чердаке. Грязный конец Монмаут-стрит, 10 июня 1807 г.» Выборы 1808 года были выиграны, а шествие на Гаррэт-лейн превзошло всё, что когда-либо видели в Лондоне. Гарри поместили на возвышение в карете, запряженную четырьмя лошадьми, которая была обильно украшена крашеными стружками. Платье Гарри идеально дополняло эксцентричное великолепие процессии. Одна только его шляпа обошлась в три фунта и десять шиллингов.

Henry Dimsdale. Mayor of Garratt. engraved by R. Cooper
Henry Dimsdale, Mayor of Garratt. engraved by R. Cooper

В дополнение к своей должности мэра он был провозглашен достойным человеком для противостояния Наполеону, после чего получил титул «Император Гаррэт».  Его одежда теперь имела королевский вид, но в отличие от большинства монархов, он держал свою корону в руке. По словам императора Гарри, неправильно носить корону  на голове до тех пор, пока он не вытеснил своего могущественного соперника во Франции. В этом образе Гарри собирал солидные пожертвования с жителей Лондона, но продлилось это недолго, и новизна быстро потеряла свою привлекательность.

Гарри был хорошо известен в Вэст-Энде и его часто звали на вечеринки, на которых он с такой энергией и воодушевлением произносил свои речи, что заставлял публику хохотать от смеха.

Незадолго до следующих выборов, в 1810 году Гарри умер на 52 году своей жизни и оказался последним из гротескных мэров, поскольку после его смерти владельцы пабов и таверн оказались оплачивать расходы и ни один кандидат более не выдвигался.

Как и множество карнавалов и фестивалей, выборы мэра Гаррэт были средством выпустить пар и разрядить социально-политическую напряженность общества в относительно безобидном мероприятии. При этом даже небольшое насилие было обычным делом для того времени, как например во время хлебных бунтов, когда толпы отбирали хлеб в период высоких цен. Однако, ближе к концу XVIII века, у властей начал усиливаться страх перед любыми проявлениями недовольства – любой повод для скопления толпы превратился в потенциальную ситуацию для массовых беспорядков. Вспышка Французской революции 1789 года и вызванные ею жестокие социальные потрясения вдохновили многих радикалов Англии и ещё больше встревожили власть имущих. Во время пика радикальных революционных настроений в 1793 году Джеффри Данстан был заключён в тюрьму за подстрекательство к мятежу. Вместе с этим в обществе начинала преобладать моральная тенденция, направленная на труд, трезвость, респектабельность, подавление порока и запрету ярмарок и других распутных собраний, отвлекающих людей от их истинного пути.

Закончить статью хотелось бы текстом песни, написанной специально для потешных выборов мэра Гаррэт.

GARRETT ELECTION SONG, 1781.
Recited by the “ex-master of the horse,” at the “Plume of Feathers,” Wandsworth, on the 14th of June, 1826.

At Garratt, lackaday, what fun!
To see the sight what thousands run!
Sir William Blase, and all his crew,
Sure, it was a droll sight to view.

Sir William Blase, a snob by trade,
In Wandsworth town did there parade;
With his high cap and wooden sword
He look’d as noble as a lord!

Sir William Swallowtail came next
In basket-coach, so neatly drest;
With hand-bells playing all the way,
For Swallowtail, my boys, huzza!

Sir Christopher Dashwood so gay,
With drums and fifes did sweetly play;
He, in a boat, was drawn along,
Amongst a mighty gazing throng.

In blue and gold he grand appeared,
Behind the boat old Pluto steer’d;
The Andrew, riding by his side,
Across a horse, did nobly stride.

On sir John Harper next we gaze
All in his carriage, and six bays,
With star upon his breast, so fine,
He did each candidate outshine.


And when he on the hustings came
He bow’d to all in gallant strain,
The speech he made was smart and cute,
And did each candidate confute.

In this procession to excel,
The droll sir William acted well;
And when they came to Garrett green,
Sure what laughing there was seen!

No Wilkes, but liberty, was there;
And every thing honest and fair,
For surely Garrett is the place,
Where pleasure is, and no disgrace!

Литература:

Election of Mayors of Garrat, By R. C. Bell. CTCJ №37, 2005

The book of wonderful characters: Memoirs and anecdotes of remarkable and eccentric persons in all ages and countries by Wilson, Henry, 1869.

The every day book : or, A guide to the year : describing the popular amusements, sports, ceremonies, manners, customs, and events, incident to the three hundred and sixty-five days, in past and present times by Hone, William, 1878.


The book of days, a miscellany of popular antiquities in connection with the calendar, including anecdote, biography, & history, curiosities of literature and oddities of human life and character. Ed. by R. Chambers, Edinburgh, W. & R. Chambers; 1863-64